Обещать - не значит жениться.

Хорошее у всех разное. У каждого из нас своё субъективное понимание того, что для нас «хорошо», и это приводит к тому, что в таком уникальном процессе как беременность и роды мы склонны к обобщениям. Соц. сети наводнены советами мам, у которых по большей части в истории одни-двое своих родов, но они уверовали в то, что так, как было у них — есть норма или «обычно» для всех родов. Причём это относится как к тем случаям, когда женщина осталась очень довольна своими родами, так и к тем, когда от родов остались тяжёлые чувства.

 

В своей практике я встречаюсь с женщинами со всего света — с разным культурным бэкграундом, говорящими на разных языках и, конечно же, каждая со своей индивидуальной микро человеческой историей (как и все мы).

Это вам скажет любой врач акушер-гинеколог на пост-советском пространстве, работающий не только с местным населением: иностранки, в особенности из Западных стран, имеют в большинстве своём совсем иной подход к своей беременности и родам. Они активно вовлечены в процесс, гораздо лучше информированы, начитаны, но самое главное — они умеют настаивать на своих пожеланиях. Не только во время плановых визитов к врачу, но и в самих родах.

 

Почему это важно?

Потому что обещать — не значит жениться. Так было, есть и будет всегда, во всех сферах человеческих взаимоотношений. Многие женщины, узнав о беременности, стремятся найти «хорошего» гинеколога для ведения беременности, имея очень смутное представление о том, а что же именно есть «хорошо» конкретно для них. Найти врача, способного снизить общую тревожность в ожидании малыша, не сложно. Когда всё хорошо, показатели здоровья в норме, можно потихоньку готовится к дню Х. Но чем ближе к родам, тем очевиднее становится неуверенность, пробелы в понимании того, что ждёт. И удобный врач может обещать не вмешиваться и даже «всё, как ты захочешь» с естественной оговоркой — «если всё будет хорошо». И тут очень часто бывают сюрпризы — оказывается, у женщины и врача разное понимание того, что есть «хорошо», «нормально» и до каких пределов оно длится.

Женщина неподготовленная в плане информации, понимания стадий родов, особенности их течения, не знакомая с эффективными техниками самопомощи, попадает в ловушку полного вЕдения персонала, который «поведёт» эти роды в том направлении, которое будет соответствовать их представлению о хорошем.

 

Если вы и другой человек встанете лицом к лицу и сложите вместе ваши ладони и одновременно начнёте давить — вы получите контакт, в котором оба имеют свою силу и влияние. Если один из вас перестанет давить, то второй просто провалится вперёд, потому что второй не будет давать ответное давление. Контакт потерян. Диалог невозможен. А тот, кто «продавился», ощущает, что в его границы бесцеремонно ворвались.

 

Так же случается когда во время беременности женщина озвучивает свои пожелания, врач слышит её и в целом разумно отвечает, и женщина решает, что нет смысла в родах держать вот это ответное давление. Она доверяет тому, что «если всё будет хорошо», то будет так, как я хочу. И оказывается совсем не готова к тому, чтобы анализировать, дискутировать, принимать решения под свою ответственность даже в самых маленьких моментах, которые возникают в родах бесчисленное количество раз.

 

Совсем другая история случается у более подготовленных женщин (часто — у иностранок западного менталитета). Они остаются в позиции «Взрослый-Взрослый» вне зависимости от того, как проходит их беременность, где у них что болит, насколько они устали или сколько сантиметров у них раскрытие. Это вшито в подкорку: моё тело — принадлежит мне. Мои роды — мои правила. Они не медики, они доверяют выбранному врачу, но не готовы просто так делегировать все права на свои роды только потому, что родов в их опыте гораздо меньше, чем в опыте любой акушерки или врача-акушера.

И здесь такие женщины могут сталкиваться с тем, что их «хорошо» врач или остальной персонал просто не готовы принять и согласиться с ним; не готовы перестраиваться в своём обыденном общении; не умеют вести конструктивный диалог в родах, продолжать слышать женщину, учитывать состояние её сознания в каждый момент времени, продолжать видеть в ней право имущую на своё тело и свои роды, не сваливаться в общении с ней в позицию «Родитель-Ребёнок».

 

Получается, что одни огребают от незнания местного стиля общения медик-пациент, хотя чувствуют уверенность и умеют вести диалог на равных (например, в их культуре это нормально), другие огребают от неумения вести это самое общение, полагаясь на то, что во время беременности с ними были корректны и учтивы и обещали не забирать их активную роль.

Так как же быть?...

 

«Если всё будет хорошо» vs. «если возникнет медицинская необходимость» — звучит совсем по-разному, согласитесь?

Это различие формулировок может стать мощной отправной точкой для выстраивания диалога с врачом уже на этапе ведения беременности. Вникать в детали, а какие именно медицинские показания на разных этапах родов могут стать причиной обоснованного вмешательства медиков в роды? Узнавать цифры: сколько недель этот врач «разрешает» до начала естественного начала родов, какие выводы он или она делает медицински исходя из сантиметров раскрытия, как часто врач любит проверять раскрытие, если он обычно «не разрешает» женщине сидеть или ходить во время КТГ, то почему и какие могут быть альтернативы, и т.п. В какой момент для этого врача «хорошо» становится «плохо» настолько, что невозможно не вмешиваться в процесс? Это поможет лучше узнать и о своих интуитивных представлениях, о зоне комфорта своего тела, сподвигнет больше узнать об этапах родов и о том, какие есть альтернативы. И, возможно, это приведёт к обнаружению простой истины — «что русскому хорошо, то немцу смерть». И это — нормально. И здорово обнаружить это на стадии «свиданий», чем посреди интимного процесса, когда вдруг обнаружится, что «жениться»-то никто и не собирался...

 

 

Please reload

Please reload

© 2019. Екатерина Марипоса. Копирование и использование материалов с сайта разрешено только с письменного разрешения владельца.

Политика обработки персональных данных