© 2019. Екатерина Марипоса. Копирование и использование материалов с сайта разрешено только с письменного разрешения владельца.

Политика обработки персональных данных

Как помочь женщинам, пережившим сексуальное насилие, получить позитивный опыт родов?

Мэрил Смит (Maryl Smith) - домашняя

акушерка, принимающая роды с 1984 года, обладательница учёной степени в теологии в направлении консультирования, имеет большой опыт ведения групп поддержки для некоммерческих организаций. Мэрил специализируется на работе с травмой, преподавала в ряде колледжей и организаций, таких как Birthingway College of Midwifery, Bastyr Univeristy, the Oregon Midwifery Council, Washington Association of Midwives, Midwifery Today, and the American Association of Naturopathic Midwives.

 

Перевод интервью в рамках онлайн саммита Breakthrough Pain Summit 2.0 , организованного Dagmar Bauer Prigatano.

 

 

 

Когда женщина впервые приходит на приём к Мэрил, она ещё не знает, безопасен ли для неё этот контакт. Она также не знает, нужно ли привносить свой опыт сексуальной травмы в историю и обсуждение родов. Поэтому Мэрил задаёт эти важные вопросы через письменную форму-опросник. Там предусмотрены варианты ответа «я не знаю», «я не хочу об этом говорить сейчас», «я не хочу об этом говорить, но понимаю, что могу поднять эту тему на любом последующем визите», пустые строчки, помимо «да/нет». Такие вопросы дают возможность женщине взять под контроль свою личную историю, не чувствовать, что её принуждают к обсуждению интимных для неё тем. Половина женщин вообще не помнит о пережитой травме или не расценивает её как травму. Мэрил возвращается к этим ответам к 28й неделе, чтобы дать возможность женщине проговорить устно всё, что могло случиться в её жизни, связанного с сексуальной травмой.

 

Как создать атмосферу доверия с женщиной, пережившей сексуальную травму?

Так же как мы выстраиваем доверительные отношения с любым клиентом: нужно быть честным, целостным, последовательным, внимательно слушать людей, не делать акцент на том, что пережитой опыт делает их какими-то странными, другими, а наоборот – подчёркивать нормальность их реакций, давать им вести. Для Мэрил важно, чтобы каждая женщина, выходя из её кабинета, чувствовала себя не разваленной и уязвимой, а уверенной - уверенной в том, что предприняла важные шаги на пути заботы о себе. Женщина должна понимать, что всегда может передумать, поменять решение – в рамках этих отношений со своей акушеркой.

 

Что следует делать акушеркам и доулам, если их клиентка хочет поделиться своей историей сексуальной травмы?

Самое важное – научиться слушать. Может быть, женщина впервые готова открыться кому-то о случившемся. Важно давать ей время, позволять ей брать паузу, чтобы подобрать слова, собраться с мыслями. Не позволять длительным паузам становится неудобными, не стараться их заполнять искусственно; оставаться в контакте телесно и эмоционально. Давать женщине разрешение говорить только то, о чём она сама хочет сказать. Также Мэрил озвучивает, что не будет писать в историю (мед. карту) что-то, чего женщина не хочет. Она может доверять Мэрил, но совсем необязательно, что она будет так же доверять следующему специалисту, к которому эта карта может попасть в будущем. 

 

Очень важно возвращать им контроль над своей историей – потому что когда это происходило, у них не было никакого контроля над своей жизнью. Для медицинского персонала в больнице это может быть важной информацией, но сообщать об этом или нет, должна решать сама женщина. Иногда женщина просит Мэрил уведомить персонал больницы о том, что определённая медицинская процедура может спровоцировать переживание пережитой травмы (например, если женщина была изнасилована в детстве). Это возможно сделать, не раскрывая подробности её личной истории.

Важно всегда благодарить женщину за то, что поделилась своей историей, потому что это наверняка непросто. 

 

Если в карте нет такой информации, по каким признакам доула или акушерка могут понять, что женщина пережила травму?

Когда на вопрос, есть ли у вас история травмы, женщина ничего не отвечает – это повод быть более внимательными. Необязательно знать наверняка об истории травмы, чтобы быть внимательной и полезной для женщины. Просто относиться ко всем с любовью и сочувствием.

Женщины, переживавшие постоянный абьюз с раннего возраста, часто развивают такой механизм как диссоциация. Он может выражаться в фрагментарном «выключении» из текущего момента, например, когда у них берут анализ крови, они могут отворачиваться в другую сторону с абсолютно непроницаемым выражением лица и стеклянными глазами, во время вагинального осмотра. Они «покидают тело» на время некоторых манипуляций. И это тот механизм, который позволил им выжить в своё время.

 

Ещё один признак возможной повторяющейся травмы, начавшейся в более взрослом возрасте, - женщина склонна сразу идеализировать вас. Это верный знак того, что когда между вами возникнет доверие и эмоциональная близость, она начнёт вас отталкивать или проверять на вшивость, смотреть, как вы будете справляться с их гневом. Женщины с таким опытом часто подвержены сильным психическим колебаниям. Нужно оставаться максимально последовательными, стойкими, однородными, чётко обозначать границы и держать их. Не позволять ставить себя в роли, в которых ты не должен выступать.

 

Необходимо понимать культурные различия и особенности – как женщины определённых национальностей и культур реагируют на происходящее с ними в родах, как проявляют себя, как звучат или молчат и т.п. 

 

Триггеры уникальны для каждой женщины. Например, пережившие сексуальное рабство особенно чувствительны ко всему, что может их сдерживать, приковывать, если их вдруг хватают. И это может быть неактуально для других женщин. Часто иголки могут быть очень сильными триггерами. Поэтому крайне важно адаптировать медицинские процедуры под текущий момент: делать паузу, подождать во время забора крови, если игла представляет собой триггер для женщины. Гинекологические стремена, к которым пристёгивают ноги женщины, могут быть сильнейшим триггером для пережившей насилие. Если необходимо обследовать женщину в таком положении, Мэрил, ведя домашние визиты пациентов, просто делает эту манипуляцию, уложив Ж-ну на кровать, подняв ей таз и повернув гинекологическое зеркало ручкой кверху, чтобы взять мазок на онкоцитологию. Женщина может даже сама ввести зеркало, держать его.

 

Женщина может сказать, какие слова она предпочитает слышать или не слышать во время родов. Мэрил всегда записывает эти слова в карте и перечитывает перед каждыми родами.

 

Если есть какое-то одно универсальное слово, которое часто говорят акушерки, и которого стоит перестать говорить, это «расслабься».  Большинство переживших сексуальную травму в какой-то момент слышали это слово во время абьюза.

 

Поэтому лучше подобрать другие слова для тех же целей.

 

Не надо говорить ей, что для неё лучше – у неё этого было достаточно в прошлом. Ей нужно воодушевление, что она может.

 

Одна женщина, с которой работала Мэрил, была бывшей наркозависимой, 7 месяцев в реабилитации. Она уже посещала психолога и проходила программу реабилитации. Она ждала второго ребёнка, у неё уже была первая дочь от предыдущего брака. Проблема проступила лишь на последних неделях беременности, когда она начала перехаживать. В откровенном разговоре о том, что с ней происходит, выяснилось, что она не знала, кто является отцом ожидаемого ребёнка. Это мог быть один из двоих мужчин, один белый, второй афроамериканец. Сама женщина предпочитала, чтобы им оказался афроамериканец, потому что считала, что с ним сложатся более удачные отношения для ребёнка в будущем. Но её бывший муж, отец её дочери, был скинхедом, и пригрозил ей, что если её новый малыш окажется чернокожим, он пойдёт в суд и отберёт у неё старшую дочь. Женщина была настолько напугана, что медлила отпустить нового малыша в мир из страха, что из-за этого ей придётся отпустить свою старшую дочку. Мэрил посоветовала ей пойти домой, сесть в кресло-качалку вместе с куклой её дочки и представить, что это её новый малыш, рассказать ему, что он очень долгожданный, желанный, что ей не терпится с ним встретиться – говорить, пока говорится. Женщина так и поступила. Когда она закончила говорить и плакать, выпустив наружу все свои страхи и тяжёлые переживания, она встала и почувствовала первую схватку...

Please reload

Please reload